19:49 

Алый Король

Огненный Тигр
тварь, воспитанная книгами
(Начинаю перетаскивать свои фики с этой ЗФБ. Кроссовер Вархаммера и Тёмной Башни, двух моих команд.)

Когда пальцы Роланда коснулись рога, некогда принадлежавшего Артуру Эльдскому, рога, который был с Катбертом на Иерихонском холме, а потом вернулся к сыну Стивена Дискейна, мир вновь переменился. Не было пустыни и человека в чёрном, они вернулись прошлому, как и та битва, где пали воины Гилеада. Он стоял в зале Тёмной Башни, круглой комнате с металлическими панелями в стенах, а перед ним восседало на троне диковинное существо.
Даже сидя, краснокожий гигант, огромный, как лорд Перт, возвышался над стрелком. За спиной существа подрагивали синие крылья, голову его венчали рога. И в то же время, несмотря на звериные части тела, тахином оно не было. Лицо его оставалось лицом человека, единственный глаз пристально рассматривал Роланда.
— Итак, ты принёс мне рог Эльда, — в голосе гиганта прозвучали жадность и тоска. Когтистые пальцы шевельнулись, точно ему не терпелось сорвать рог с перевязи и приложить к губам.
Роланд отступил на шаг, встречая взгляд существа.
— Рог не твой и принесён не тебе, Алый Король, — правая, искалеченная рука прикрывала наследие Артура, левая легла на рукоять револьвера. Он не знал, смогут ли пули поразить крылатого, даже почти неподвижный, не атакующий, этот противник выглядел опаснее, чем безумец со снитчами. «От него, пожалуй, не избавишься рисунком и ластиком».
— Меня называют и так, — кивнул гигант, — Впрочем, будет лучше, если ты будешь звать меня иным именем. Магнус Рыжий. Будем знакомы, Роланд Дискейн, сын Стивена.
— Будем знакомы, сэй Магнус, — произнёс стрелок. Эта спокойная вежливая беседа с Алым Королём казалась безумием. «Грубость можно простить, глупости нет прощения», учили Роланда в юности. Сейчас он не знал, что будет большей глупостью – продолжать разговор или напасть первым, когда враг-собеседник ждёт атаки. Он видел, как напряжены руки гиганта, как посверкивает его глаз. Возможно, именно это Алому Королю и нужно – чтобы стрелок атаковал, и тогда Магнус возьмёт рог с его тела. Мысленно Роланд поклялся, что при любом движении со стороны краснокожего сам разобьёт рог. Каким бы кощунством это не казалось.
— А прежде, чем мы продолжим говорить про рог Эльда и про твой путь, я хочу, чтоб в беседе приняли участие ещё несколько человек. И один джейринкс, — повинуясь лёгкому шевелению пальцев, казалось, Алый Король чувствует решимость стрелка и старается не раздражать его резкими движениями, панели ушли в стены. Трое людей, полулежавших в странных креслах с длинными шнурами, одновременно вздохнули, пробуждаясь ото сна. Эдди криво усмехнулся, точно сразу оценил всю иронию финальной встречи ка-тета с их грозным и загадочным противником, Джейк вскинул голову и замер, переводя взгляд с Роланда на Магнуса, Сюзанна судорожно провела рукой по ногам. То, чего коснулась её ладонь, были не чёрные ноги, дарованные ей природой, не белые ступни Миа, а некие металлические конечности. И в то же время она осознавала, что сможет ходить на них. Поездки на бедре и мучения с креслом закончились.
— Эйк! Олан! — ушастик-путаник прыгнул со своего ложа на кресло к Джейку, мальчик крепко стиснул его в объятиях.
Внешне Роланд по-прежнему был неподвижен, по-прежнему не сводил взгляда с Алого Короля, но того, что он увидел краем глаза, и того, что говорили ему уши, хватило, чтоб его сердце переполняли счастье и тревога. Ка-тет вновь вернулся, но они были во власти правителя Тёмной Башни.
— Прошу вас, общайтесь спокойно, — усмехнулся Магнус, — не в моих правилах мешать встречам старых друзей. Да и грабить своих гостей я не буду.
Детта резко поднялась с кресла. Новые ноги повиновались ей не хуже старых, но какую плату потребует этот демон?
— Чо ты хочешь от меня? — внешне она скалилась, но живот сводило ледяной судорогой. «Эта тварь похлеще призрачного парня в круге, если он захочет трахнуться со мной, я ж лопну, как мартышка из анекдота. Он такой здоровый, мы ему похрен, жаль, что только по росту».
— Ничего, — голос Алого Короля, казалось, проник в мозг без участия ушей.
— Что, белый господин решил порадовать чёрную девку? — хотя какой он белый, чистый индейский шаман.
Магнус чуть нахмурился.
— Не понимаю, почему цвет твоей и моей кожи имеет для тебя такое значение. Один из моих братьев также чернокожий, и хотя сейчас мы по разным сторонам войны, но уж не из-за такой мелочи. А ты – псайкер, это уже роднит нас больше, чем цвет глаз, волос и кожи.
Одетта Холмс немедленно признала бы в этом существе сородича по взглядам и интеллигентной речи и возрадовалась, что хоть где-то расизм превратился в непонятное суеверие. Детта Уокер съёжилась, до усрачки напуганная этой тварью, его мощью и ещё более непонятной щедростью. А Сюзанна Дин пыталась понять, для чего Алый Король собрал их здесь.
— Что такое псайкер?
Ответил ей не Магнус, вновь замерший бронзовой статуей, а Эдди.
— Как я понял, это на здешнем языке экстрасенс, телепат, маг, что-то такое. Мне во сне прочли краткую лекцию о местных краях и обычаях. Мы сейчас на некоей Планете колдунов, которой правит Магнус Рыжий, вот псайкеров он у себя и собирает.
— Примарх Легиона Тысячи Сынов, — подхватил Джейк со странной торжественностью, — Мне показывали его воинов. Они называются астартес, это вроде как люди, только очень высокие и сильные. Не такие, как он сам, но мощнее обычного человека. Я видел, как они тренируются, видел… разное, — мальчик явно оборвал фразу.
— Я рад вновь быть рядом с вами, безмерно рад, — Роланд выдохнул это вместо всех предупреждений о том, что перед ними противник страшнее Волков, страшнее охраны Алгул Сьенто. Его ка-тет и так был готов к бою, Эдди и Сюзанна, чуть соприкоснувшись руками, уже стояли бок о бок, стрелки, а не влюблённые, Джейк, несмотря на восторженный тон, тоже напрягся, прищур сделал его лицо странно-взрослым. Ыш оскалился, прижавшись к ногам мальчика. И здесь и сейчас, перед, может, последней битвой ка-тета, Роланд хотел высказать им свою гордость за них. Его ученики, его друзья. Стрелки Гилеада, хоть и совсем из другого мира.
Блестящее одеяние Магнуса зашуршало, когда он скрестил руки на груди, жестом одновременно царственным и выказывающим нежелание драться.
— Для медицины моих земель восстановить утраченную конечность не трудно, аугметика у нас привычна. Ты тоже получишь искусственные пальцы, Роланд Дискейн, и скоро сможешь держать револьвер в правой руке. А пока я кое-что объясню. Вы считаете меня врагом, но я не собираюсь сражаться с вами. Вы – псайкеры, что уже ценно, вы не служите моим противникам, а кроме того, вы – достойные люди. Я с уважением смотрел, как вы проходили испытания.
«Испытания?», — Эдди только чудом прикусил язык и не задал вопрос вслух. Это вам не Блейн Моно, тут лишняя болтовня может и погубить. Впрочем, Алый Король, точно отвечая на невысказанное, продолжал:
— У Роланда на его пути были два, так сказать, задания. Во-первых, мне нужен рог Эльда, — на этот раз в голосе не было никаких особых чувств, — во-вторых, он собрал ка-тет псайкеров. Но судьба порой слепа, и колдовской дар, даже сильный, а вы все сильны в нём, поверьте, может достаться безумцу, подлецу, опьянённому кровью маньяку. И с того момента, как к вам присоединился Джейк, я повёл вас дорогами Варпа, испытывая и проверяя.
— Ты хочешь сказать, сэй Магнус, — медленно произнёс Роланд, — что на самом деле ты желал спасти Лучи, а не погубить их? Что ты был не врагом нам, а тайным союзником?
— Не совсем так, стрелок. Но да, я радовался, когда вы справлялись с заданиями.
— А последним испытанием был тот рождественский парк? — Эдди вздохнул, вспомнив запах горячего шоколада и пушистый снег. Красивая такая зима, только похоже, что ты после всех скитаний шагнул в открытку, да так в ней и застрял.
— Именно, — кивнул Алый Король, — очень серьёзное испытание, с которым ты прекрасно справился.
— Да что я, Сюзи бы разобралась не хуже, только она пришла последней, а так… Нет, поначалу это было радостно и весело, только я помнил, что мой брат – великий мудрец и выдающийся наркоман. И не хотел бы, чтоб Джейк стал таким. А потом я посмотрел, как он тайком жадно читает книгу про каких-то звёздных воинов… Да ты не смущайся, я знаю, почему тайком, и понял, что неет, тут Генри Дином с отстреленным коленом стану я. Путь Роланда слишком зацепил нас, мы не вписывались в мирную открытку. Джейк ушёл в книги. А я мог бы и по старой дорожке. Мне казалось, что когда придёт Сюзанна, что-то изменится, но вот она появилась – боец на скутере, такая же чужая этому миру, как «Айова», вставшая на рейде среди прогулочных трамвайчиков. И я понял, что мне не нужен мир, которому не подходит моя жена. А дальше я спросил и получил ответ, «знать бы, сколько правды в нём было», мысленно закончил Эдди.
Планета Колдунов, по тому рекламному клипу, который ему прокрутили с комментариями, была приятным местом, нечто вроде Невады, ушедшей очень далеко в будущее и изображающей из себя Египет. Стеклянные пирамиды, одежда, как будто ребята решили скопировать костюмы из «Клеопатры», чудаки, которые ходят по улицам, раскрасив себя разными цветами, прицепив крылья под синюю птицу или в чешуйчатых масках (а маски ли это? Или всё же лица — ворохнулся холод в груди). Там были, как и полагается в хорошей фантастике, флайеры, летающие машины, и рассказчик намекнул, что Эдди вполне может выучиться такой управлять. Вот только младший сын миссис Дин не был уверен, что Разрушителям не транслировалось нечто подобное, когда их приглашали… на работу.
— Ты спас их? — голос Сюзанны опасно дрогнул. Эдди и Джейк живы, и это куда большее чудо, чем ноги. Без ног она жить уже привыкла.
— На самом деле никто из вас не умирал. Я слишком ценю жизнь псайкеров, чтобы делать испытания реально опасными. Задания были сложными, в принципе, я был готов к тому, что вы окажетесь здесь все сразу, но всё сработало по идеальному плану – вы попадали ко мне по очереди.
«Молчите. Пусть он говорит дальше», — мысль Роланда мгновенно передалась всему ка-тету, и Сюзанна была за это благодарна – она чуть не начала высказывать в лицо Алому Королю всё, что о нём думала, причём без всякой помощи Детты. Сама бы справилась. Значит, Эдди, умирающий у неё на руках, и Роланд, с помертвевшим лицом рассказывающий, как погиб Джейк – это идеально? В какую игру ты сыграл с нами, Магнус Рыжий? Сыграл – нами?
Краснокожий гигант пояснил:
— Мне было важно не столько то, сумеете ли вы повергнуть всех врагов – я вполне верю в таланты Роланда и в ваше умение учиться, но есть вещи поважнее выживания. То, как вы пройдете через испытания. Что вы выберете. Сможете ли сохранить верность друг другу. Вступитесь ли за жителей Кальи Брин Стерджис против Волков. Предпочтёте уничтожить Алгул Сьенто целиком, не щадя никого, или всё же помилуете Разрушителей, ведь они не воины. Всё, что было после того, как Джейк присоединился к вашему ка-тету, это видения. Морок, кажется, такое слово было в вашем языке. Или глюк, как сказал бы Эдди, — лёгкая улыбка скользнула по губам, — но ваша решимость была настоящей.
Стрелок изначально готовился молчать и дать этому существу выговориться, но после этих слов выполнить собственный план было проще некуда. Язык отказывался повиноваться. Всё, что было – это сны, видения, как после бес-травы? Опасности Луда, каммала в Калья Брин Стерджис, схватка за Луч? Величественный город, из которого вышли Джейк, Эдди и Сюзанна? Люди, с которыми Роланд говорил, с которыми сражался бок о бок, те женщины, с кем он делил постель…
Алый Король кивнул, рыжие волосы на миг закрыли лицо. «Он продолжает проверять нас», мелькнуло у всего ка-тета разом, «подбрасывая моменты кажущейся беспомощности».
— Если я расскажу вам, как творил эту историю, станет легче в неё поверить. В какой-то мере я даже ей горжусь – вышло удачно. Изначально я взял две легенды – историю про Лучи, которую рассказывают на Гилеаде, не помню, как эта планета называется правильно, но я привык именовать её по величайшему центру культуры, и миф о вампирах, который бытует в мире, очень похожем на Древнюю Терру, колыбель человечества. Нужна была та великая ценность, защищая которую, будут сражаться герои, и достаточно опасные враги. Но потом я, как любой рассказчик, вложил в свою героическую легенду много близкого мне. Блейн Моно – это уже кошмар моего мира, образ механизма, обладающего свободной волей, разумного и безумного. Кажется, вас он тоже впечатлил, — Магнус сделал паузу, наблюдая за реакцией ка-тета. Роланд оставался невозмутимым, вернее, остолбеневшим, хотя решимость лучше уничтожить драгоценное наследие Артура Эльдского, чем отдать его врагу, не ослабела. Джейк напряжённо вслушивался в рассказ. Сюзанна и Эдди переглянулись, в их эмоциях тревожные воспоминания мешались с торжеством – так или иначе, ка-тет одержал верх над механическим психом.
Джейк сцепил пальцы, чтобы не тянуться к рукоятке отцовского «Ругера». Мальчик не удивился, обнаружив оружие у себя на поясе – если хоть половина того, что говорила та книга, было правдой, Алый Король ни капли не рисковал, вернув им пистолеты. Это был очередной вежливый жест, позволяющий ка-тету чувствовать себя не в плену у врага, а в гостях у могущественного, но общительного и на свой лад дружелюбного правителя.
— Прошу вас, продолжайте, сэй Магнус. Или… лорд Магнус? Нам всем интересно, — да, продолжайте, потому что когда вы закончите рассказ, мне придётся сказать ка-тету о том, что именно нашёптывала мне книга. Мне придётся давать ответ. А пока вы говорите, это всё где-то далеко, как 1 сентября в день начала летних каникул, как остался Нью-Йорк, когда Роланд, Эдди и Сюзанна открыли для меня дверь.
— Пусть будет сэй Магнус, дело не в титулах, — на этот раз улыбка Алого Короля была удивительно нежной, как будто с ним заговорил его маленький родич, например, племянник, если у таких существ бывают дети и племянники, — Что ж, я продолжу. Ещё один общий страх, пожалуй, всех миров – перед мутантами, и на его основе я сотворил тахинов. Патрик Дэнвилл, гениальный художник, сначала жалкий пленник, а потом истинный победитель Алого Короля – это отражение Эдди Дина, того, каким он может стать. Псайкана и золотые руки – грозное сочетание. Сам Алый Король… если честно, не самый интересный персонаж этой истории. Безумный злодей – штука слишком примитивная, но ничего лучше в голову мне не пришло. Заточённый по собственной ошибке на балконе башни, — Магнус расхохотался и, если Роланд не ослышался, пробормотал «О, я помню лицо своего отца!». Уточнять, что сие означало и пародией на кого служил седой старик в ярко-красных одеяниях, стрелок посчитал излишним.
Отсмеявшись, настоящий Алый Король пожал плечами: — В общем, я не слишком его продумывал. Так… он должен был быть одновременно страшным и реалистичным. Сигул в виде глаза взят от меня, — Магнус указал на свой единственный глаз, — показалось забавным. Ну а пауки… просто потому, что эти твари многим неприятны и вызывают отвращение.
— А Мордред?, — на сей раз в вопросе женщины не было ни тени слабости. Сюзанна не собиралась выворачивать душу наизнанку перед этим кукловодом.
— Личное испытание для тебя, не более того. Перекличка со старыми легендами. У тебя не было пока детей, Сюзанна Дин, дочь Дэна. Скорее всего, будут.
Она кивнула, удержавшись от лишних эмоций. Да, у неё будут дети, от Эдди, не от Роланда и не от твари из Башни. Или не будет, если они все погибнут здесь в схватке с этим крылатым чудищем. Сейчас не время заглядывать так далеко.
— Что ещё, — Магнус задумчиво накручивал на палец прядь волос, — Да, многое в этой истории имело смысл для меня. Было, так сказать, моим отпечатком. Злейшие мои враги зовутся Космическими Волками, поэтому я дал имя «Волки» похитителям детей из Кальи Брин Стерджис. Я люблю книги, и это отразилось сразу в двух героях – фанатичном библиомане Келвине Тауэре и писателе Стивене Кинге. Наверно, родись я обычным человеком, без особых сил, без изначально уготованной мне власти, я был бы похож на кого-то из них. Честное слово, мне нравилось, как вы воспитывали что одного, что второго.
— Так что, Стивен Кинг – это и есть Алый Король?, — пробормотал Эдди.
— Ты подошёл очень близко к разгадке, — усмехнулся Магнус, а потом неожиданно мягко произнёс: — и я был тронут, когда Джейк спас писателя, отдав свою жизнь. Как настоящий герой, юный стрелок.
Этот проникновенный голос обволакивал душу. Мальчик невольно улыбнулся, обрадованный даже не похвалой Алого Короля, а совсем иной мыслью. Если всё это было видениями, сказкой, которую рассказало им древнее и грозное существо, значит, он не ушёл, оставив отца Кэллагена в последнем, неравном и заранее обречённом бою. Значит, Бенни Слайтман не погиб, потому что его друг не успел сбить второй снитч. Да, он не погиб. Его просто не было, он не более реальный, чем дети с картинки, едущие на Чарли Чу-Чу.
— Нет, они были, — выдохнул Джейк, точно отгоняя сон. Он выпрямился, как стрелок, изготовившийся к дуэли, сжал кулаки, — Люди, вампиры и тахины, которых я убивал, были, и я убивал сердцем, как и полагается. Мой друг, которого я не сумел защитить, был моим другом и погиб в день битвы с Волками. Я не забуду его, как не забуду Маргарет Эйзенхарт, сражавшуюся и погибшую там же.
— Ты прав! — во взгляде Магнуса читалось восхищение. Джейк подумал, что своё последнее испытание прошёл сейчас. На миг он позволил этому обману взять верх над собой, слушать Алого Короля, как будто впереди ничего не грозило, — Ты прав, юный стрелок. Разве герои книг не становятся нам друзьями и братьями, даже если всё их вместилище в реальном мире – это горсть страниц? Разве те, кто нам дороги, обязаны иметь плоть и кровь, чтобы мы любили их? Любой книжник поймёт тебя, Джейк.
«И в первую очередь ты, Алый Король, повелитель и поклонник знаний и книг», мальчик вздрогнул, вспомнив книгу, что рассказывала ему о звёздных воинах, астартес. Славную и горькую хронику Легиона Тысячи Сынов Джейку дали не просто так.
Можно было тянуть дальше, пока демон не наговорится и сам не выскажет, чего он хочет, но мальчику казалось, что в груди у него натянулась струна и вот-вот лопнет. И тогда Джейк закричит, как в детстве, когда во сне к тебе медленно подходит чудище, и ты визжишь, пока не прибежит няня. «Не смей! То, что тебе предстоит, не страшнее, чем идти с Гашером, слушая его мерзкие фразочки. Ты не позволишь, чтобы Сюзанна вновь лишилась ног, чтобы Роланд так и остался с изуродованной рукой», — короткий вдох и выдох перед опасным шагом. Литания Стрелков сюда не подходила, и Джейк на ходу сочинил иную, для себя: «Я должен быть достойным Роланда. Достойным ка-тета. Достойным отца Кэллагена и Бенни Слайтмана, даже если они выдуманные».
— Я знаю, какова цена лечения для моих друзей. Ты желаешь, чтобы я служил тебе, сэй Магнус.
Голос мальчика звучал так спокойно и уверенно, точно именно он был дином их ка-тета. Роланд хотел крикнуть, что не станет брать очки у врага, новые пальцы от Алого Короля, что не продаст соратника и сына ради исцеления, но только до крови закусил губу. Разве не отдал он Джейка в обмен на проход по мосту? Да, потом стрелок сделал всё, чтобы спасти мальчика, но он понимал, что Гашер и его сотоварищи могли изнасиловать юного пленника, изуродовать, убить. То, что этого не случилось – большая удача или снисходительность Магнуса Рыжего, не желавшего делать испытания чересчур мучительными. А до этого разве не Роланд бросил Джейка умирать во имя пути к Тёмной Башне? И не руки ли краснокожего гиганта подхватили сорвавшегося в темноту ребёнка? Мальчик, которого стрелок называл своим сыном, мог выбирать, и лицемерием было бы мешать ему.
«В какую яму ты лезешь?!» Эдди не сомневался, что Сюзанна не станет откупаться, отдавая друга в рабство. А ещё этот нынешний Алый Король слишком напоминал одного человека из прошлого. Энрике Балазар, только строящий свои карточные башни из чужих жизней. И никому бы Эдди не посоветовал идти к такому на службу. Нет, скорее всего, если Джейк станет одним из людей Магнуса, то остальной ка-тет получит свою тихую жизнь в Неваде-Египте, на Планете Колдунов. Сюзи сможет строить карьеру там, где никто не посмотрит с презрением на цвет её кожи, сам Эдди – гонять на флайере, осваивать магическое творчество или что там ему пообещали. «Но однажды, Джейк, ты откажешься выполнить какой-то приказ, и если ты будешь слишком упорен, к твоим ногам кинут наши головы». Как бы только сказать тебе об этом, не разгневав демона?
С улыбочкой признанного клоуна, чьи хохмы заставляют весь ка-тет корчиться от смеха (а заодно победителя Блейна Моно), Эдди произнёс:
— Вступить в Легион Тысячи Сынов, да? Ну, Джейк, решать тебе, но на мой вкус, три отца для человека – уже перебор.
— Вот что, юный стрелок, — Магнус чуть подался вперёд, пристально глядя на мальчика, — Я действительно хочу увидеть тебя одним из астартес, из моих воинов. Но для начала… меня не зря зовут Алым Королём, и такое прозвище накладывает определённые обязательства. Я могу вас всех убить, если мы совсем не договоримся, хоть и не желаю этого делать. Могу, если переговоры зайдут в тупик и ты откажешься от службы, отправить обратно на Гилеад, родину Роланда, если Планета Колдунов кажется вам ловушкой. А вот чего король делать не должен, так это отбирать подарки. И ещё, Эдди Дин, голова псайкера – слишком большая ценность, чтобы бросать её к ногам взбунтовавшегося бойца. Я умел справляться с недовольством своих воинов без таких методов и собираюсь придерживаться этого и впредь.
Наверно, если бы Магнус начал угрожать, стало бы легче. Страшнее и легче. А теперь, когда примарх Тысячи Сынов небрежным жестом приоткрыл дверь – захотите, так вернётесь на Гилеад, решать стало куда сложнее. И Джейк задал совсем глупый вопрос, просто чтобы не произносить «да» или «нет», чтобы даже не расспрашивать о том, как всё это будет, если он согласится:
— Сэй Магнус, ты говоришь о Гилеаде, как о другой планете. Получается, мы попали сюда через космос?
— О да, — улыбнулся Алый Король, — как демон, я могу перемещаться в пространстве Варпа быстрее, чем летит корабль.
Джейк восторженно вскрикнул, как совсем мальчишка, каким всё-таки и был.
— Мы – астронавты, слышите?
— И это будет не последний твой перелёт через космос, если ты согласишься, — мягко добавил Магнус.
— Я что, первая негритянка среди астронавтов? — Сюзанна невольно хихикнула.
— И самая красивая, — подмигнул ей Эдди, — А вообще… ну и штука этот Варп, все трипы просто отдыхают.
Смех пролетел по ка-тету, как свежий ветер, разгоняющий дым. Но Роланд чувствовал, что передышка мгновенна, что Джейк уже возвращается к своей решимости. Он видел мысль мальчика так же ясно, словно она была написана у него перед глазами: «Если я уйду на службу к Магнусу, Роланд сможет сохранить у себя рог Эльда. Для Алого Короля воин дороже артефактов».
Пальцы стрелка снова коснулись драгоценной реликвии Артура Эльдского, но на этот раз – иначе. Не как сокровища, которое оберегаешь ценой жизни, а как предмета торга.
«Зачем нужен рог, если нет стрелков Гилеада, которые придут на его зов? Гилеадом были не древние револьверы и не светильники в залах, Гилеадом были его люди. Если уйдёт Джейк и у меня не будет сына, который возьмёт в свой черёд оружие из моих рук, то во что я превращусь, даже сохранив наследие Артура? В безумного старика, который бормочет над сокровищами?»
— Я не сказал тебе одну вещь, Роланд Дискейн, — вкрадчивый голос Алого Короля вторгся в его размышления, — Тебе стоит узнать это прежде, чем принимать решения. Ты не последний из Стрелков. Вернее, ты оставался последним Стрелком в своём мире…
Ощущение, что этот краснокожий видит твои мысли, было нестерпимым. Роланд делил чувства с ка-тетом, но не собирался допускать в них чужака.
— Я думал, время загадок кончилось, раз мы прошли испытания, но твои слова темны, сэй Магнус. Впрочем, я готов ещё раз потягаться за гуся, хоть и уверен, что из нас его возьмёт Эдди.
— О, всё просто. Твой нынешний ка-тет – не единственные псайкеры, которых ты привёл ко мне. Двоих твоих друзей я забрал с Иерихонского холма, решив, что они слишком талантливы, чтобы пасть в той битве. Они были тяжело ранены и никто бы не упрекнул их в дезертирстве. Со временем они смирились с новым миром, решив, как выражается Катберт, что «эта колдовская пустыня – не худший вариант пустоши».
Когда Алый Король заговорил с интонациями Берта Оллгуда, Роланд почувствовал, как дрожат губы. Заметил Магнус этот миг слабости или нет, но он продолжал уже своим обычным голосом:
— С тех пор я пристально следил за тобой, предчувствуя, что ты ещё сыграешь важную роль для меня.
— Ты лжёшь, — тихо и хрипло выдохнул Роланд, — скажи ещё, что Сюзан Дельгадо здесь, и я прострелю тебе голову.
— Сюзан? — ответ был спокойно-холоден, как будто речь шла о ком-то ничтожном, — Зачем мне было бы спасать ту, кто не псайкер?
Грянул выстрел. Роланд целился в единственный глаз Алого Короля, но с пальцев Магнуса мгновенно сорвалась молния, отбившая пулю.
— Я тоже на свой лад стрелок, хоть и не ношу видимого оружия, — усмехнулся тот, тряхнув гривой рыжих волос. Воцарилось молчание.
«Ну вот и всё», — Сюзанна понимала, что отчаянный шаг Роланда погубил их и не винила его. Слишком хорошо она знала эти интонации отношения к низшему, слишком часто слышала это в свой адрес. «Кажется, как псайкер, я была бы белой на этой планете. Но почему-то оно не радует».
А потом Алый Король заговорил вновь.
— Я задел память человека, который был дорог тебе. Это невежливо с моей стороны. Роланд Дискейн, сын Стивена, примешь ли ты моё извинение?
— Принимаю, — Роланд склонил голову, — И прошу прощения у тебя, сэй Магнус. Я решил, что кто-то может исправить мои ошибки за меня, позволил надежде и гневу охватить свою душу. Но речь сейчас не о моих друзьях и не о том, какие промахи пятнают мой путь. Сэй Магнус, зачем тебе Рог Эльда?
— Чтобы созвать своих воинов и пробудить спящих, — и теперь голос был полон надежды и тоски, без тени жадности или притворного спокойствия, — Проклятие пало на мой Легион, многие из Тысячи Сынов превратились в скованные собственными доспехами механизмы. Разум и чувства их бездействуют.
— Я читал, да, — выдохнул Джейк, охваченный неожиданной жалостью, — Они слегка как… рунты в Калье Брин Стерджис.
— Слишком много своего я вложил в эту историю, — на миг лицо Магнуса исказилось гримасой, — Волки, нападающие на мирных жителей, и безумцы-рунты, и те близнецы, которым повезло, и которые с горечью видят своих братьев такими… Нет, автоматоны, как мы зовём тех, кого постигло проклятие, не страдают от болезней и не умирают раньше времени, астартес вообще почти бессмертны, они погибают только в битвах. Но они не знают ни радости познания, ни счастья жизни, существуют, точно машины. В руках твоих, Роланд, артефакт огромной силы. В сказках твоего мира рассказывалось, что однажды рог Артура Эльдского поднял убитых. Может, он дарует пробуждение моим воинам. И тогда я верну его тебе с величайшей благодарностью.
— А если ничего не получится? — спросил Роланд, — О воскрешении мёртвых говорилось в сказках, а не в хрониках Гилеада.
Магнус взглянул на него, и это был взгляд человека, который не раз приходил к своей Тёмной Башне, разбивал о неё кулаки, поливая розы кровью, и уходил на новый виток пути.
— Тогда я отдам тебе Рог Эльда и попробую что-то иное.
И Джейк прижал кулак к груди, как рисовали в той книге.
— Я стану твоим воином, сэй Магнус. Если не поможет рог, я буду искать другой способ.
«Не за силу и почти бессмертие, не за боевое мастерство и доспехи круче, чем в комиксах. За то, что я нужен тебе и, может, сумею помочь. И за то, что ты так похож на Роланда в безграничной верности своим. Ну и… немножко потому, что астартес – это как астронавты, только воины».
Жест мальчика пронзил душу Роланда гордостью и печалью. Медленно последний стрелок Гилеада протянул Рог Эльда Алому Королю.
— Возьми его и да принесёт он удачу тебе и твоим людям. Но позволь мне остаться рядом с Джейком и нести службу вместе с ним. А если я слишком стар для этого, — опустевшей рукой Роланд начал снимать кобуры револьверов, унаследованных от отца, — то позволь ему взять это оружие с собой.
— Я понимаю твою просьбу, — тихо произнёс Магнус, — но скоро твои револьверы станут Джейку не по руке. Астартес выше и мощнее людей. Но я обещаю, что на оружии Джейка будет изображена роза – сигул его отца. А ты… поговори с друзьями юности прежде, чем принимать решение.
Не выдержав напряжения, мальчик бросается к Роланду. Мгновенно весь ка-тет оказывается рядом, обнимаясь, как победители после битвы или как воины перед решающим сражением. Стрелок не знает, что будет дальше, он может только представлять, как будут смеяться, знакомясь, Катберт и Эдди, как сам Роланд попросит у Алена прощения за роковой выстрел. Он видит Сюзанну, умная и решительная, она найдёт себя в новом мире. Видит повзрослевшего Джейка, грозного воина, на чьём плече уютно уселся Ыш. Может, вместе с Катбертом и Аленом Роланд покинет колдовской рай и вернётся в родные края, пытаясь восстановить то, что было Гилеадом, или так и останется здесь, в месте, приютившем оба его ка-тета. Но стрелок дошёл до Тёмной Башни. Отныне перед ним другой путь. И неизвестность этого пути заставляет Роланда чувствовать себя совсем мальчишкой, ровней Джейку.

@темы: вархаммер 40000, фанфики мои

URL
Комментарии
2017-03-23 в 21:30 

Миранда Элга
Два кармана стрижей с маяка\...- Четыре месяца я не снимал штаны. Просто повода не было.
Уууу, жалко (
Хотя очень клево написано.

2017-03-23 в 22:36 

Дариона
Добрейшей души ДК (с)
красиво.

2017-03-24 в 00:16 

Огненный Тигр
тварь, воспитанная книгами
Миранда Элга А кого именно жалко? Я попытался так провести историю, чтобы и не совсем слащаво и рай, но и не трагедия и трындец.

Дариона Спасибо. Сам не ожидал, что этот укур будет настолько хорошо сложившейся мозаикой.

URL
2017-03-24 в 07:53 

Миранда Элга
Два кармана стрижей с маяка\...- Четыре месяца я не снимал штаны. Просто повода не было.
Огненный Тигр, они пошли ему служиииить(((
Ну ладно, он в твркй интерпретации даже ничего!

2017-03-24 в 13:32 

Огненный Тигр
тварь, воспитанная книгами
Миранда Элга А Магнус вообще не сволочь. Он, конечно, тзинчит и очень хитрая личность, но своих не обижает.

URL
2017-03-24 в 20:45 

Миранда Элга
Два кармана стрижей с маяка\...- Четыре месяца я не снимал штаны. Просто повода не было.
     

Логово Огненного Тигра

главная