• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Литература (список заголовков)
13:01 

Женщины, фэнтези и хорошие книги

тварь, воспитанная книгами
В своё время писал я про жалующихся на то, что-де сильного женского персонажа в фэнтези написать нельзя, поскольку, во-первых, активно приключающейся героине обязательно будет грозить изнасилование (а герою ничего не грозит, и для него плен - это чисто приключенческий антураж), во-вторых, сам социально-исторический контекст требует, чтобы дам курощали, на войну не пускали, заставляли варить суп и мыть полы. И если оного контекста не будет, то перед нами мужской персонаж под женским именем.
Утверждение весьма сомнительное. И так сложилось, что мне подряд попали в руки две книги, которые по этому утверждению оттаптываются подкованными копытами.
Первая: Алекс Маршалл, "Корона за холодное серебро". Чёрногероическое фэнтези. Мир в плане пола полностью равноправный. Женщина может быть правительницей, главой религиозного культа, боевой монахиней, светской воительницей и так далее. Наследование - где как, но не похоже, чтобы девочек как-то в этом ущемляли. То есть за всю книгу не встречается ситуации, где бы героине в каких-то социальных моментах мешал её пол. То, что одну из персонажей собираются выдать замуж из династических соображений - ну, у её жениха ситуация ровно симметричная, его тоже не слишком спрашивали.
Мужчины с женскими именами? А вот цитата (по памяти) из разговора главгероини с одной из прежних её соратниц (Обе "по профессии" воительницы, у главгероини детей нет - не сложилось, у соратницы пятеро): "Был момент, когда я приехала на бой с младенцем у каждой титьки, а мой муж присматривал за дочками, когда я спустилась со слона, чтобы сразиться в поединке с местным правителем. Драться с отвисшим после родов животом и текущими молоком грудями неудобно, но драться со сломанной рукой или ногой куда хуже, а и тебе, и мне приходилось это делать".
И ведь действительно, учитывая, как превозмогают любые травмы герои фэнтези, беременность для дамы этой породы тоже не особо препятствие. А чтобы приставать к таким дамам против их воли... надо быть очень отбитым на голову самоубийцей.
Вторая: Брендон Сандерсон "Архив Буресвета". Тут ни о каком равноправии и женщинах-воительницах у людей и не в легендах речь не идёт. По крайней мере, у того народа, которому уделяется больше всего внимания, война - это занятие исключительно мужское. Наследование по мужской линии, жена переходит в дом мужа. Более того, традиционно женщина должна закрывать левую, "защищённую" руку хотя бы перчаткой, а лучше длинным рукавом и перчаткой. Иначе неприлично. Упоминания о том, что благородной женщине не стоит гулять без сопровождения, тоже были.
А теперь маленькое но. Мужчины заняты войной, мужчины могут быть лекарями, могут быть представителями многих других профессий, но чтение - не мужское занятие. Это женское. Всякие записи, которые нужны хозяйству, ведёт жена/сестра/дочь, если родственниц нет, то нанятая делопроизводительница. Соответственно, искусство и наука - женские занятия. Слушать умные книги, когда их читает женщина, для мужчины вполне достойно, уметь читать самому - позор. Когда после убийства одного персонажа выяснилось, что он умел даже писать (он своей кровью начертал послание своему брату), это шокировало его семью едва ли не больше, чем само убийство. Так что своя роль у героинь в сюжете вполне есть, даже если не выходить за рамки того, что отведено дамам в этом обществе.
И да, момент, что героине могло грозить изнасилование, в книге был. Впрочем, в той ситуации и молодому парню могло прийтись не лучше - одинокий путник, который сталкивается сначала с караваном работорговцев, потом с отрядом разбойничающих дезертиров. Тут любой персонаж рисковал лишиться всего имущества, свободы, а то и жизни.
В общем, смотрю я на эти книги, смотрю на многие другие и понимаю, что если автор хочет, то он пишет. А если сидеть и страдать, толку не будет.

@темы: литература, книги

23:18 

Опять и снова о женских персонажах в литературе

тварь, воспитанная книгами
Как-то так получилось, что за последнее время Тигр несколько раз натыкался на жалобы о том, что невозможно написать сильных женщин. Сегодня попался очень развёрнутый вариант жалобы, и я не удержался, чтобы не утащить его в логово и не рассмотреть. Потому что в кои-то веки есть конкретные претензии... об их обоснованности потом.

"есть такая штука, как социально-исторический контекст. Практически в любом жанре вы столкнетесь с тем, что у вашей героини будут разные ограничения - большие или маленькие, - которых никогда не будет у героя. Даже если вы возьмете фэнтези, вам все время придется их учитывать, если вы, конечно, хотите, чтобы чувства и действия героини выглядели правдоподобно.
Например, вы встречали хоть одного мужского персонажа в фэнтези, которому пришлось бы учиться варить суп и которого мать колотила бы за неподметенный пол, а еще его не выпускали бы из дома без присмотра родственников мужского пола? Нет, потому что скукота же. И героиня, которая тайком учится драться самодельным деревянным мечом, рискуя, что ее изобьют, если с ним поймают, вовсе не так интересна, как главный герой, который внезапно встретил мудрого старца, который вручил ему древний меч, упомянутый в пророчестве, и... Ну, вы поняли. Девочкам обычно никто не вручает древние мечи, зато охотно суют им в руки поварешку.
Или видели ли вы героя, который при встрече с орками-гоблинами-Пожирателями смерти-кем-угодно-еще думал о том, что его могут изнасиловать? Да никогда в жизни. Его могут захотеть убить, его могут пытать (он, конечно, успешно всех победит, он на то главный герой), но его никогда не изнасилуют, и даже мысли такой в голову ни ему, ни читателю не придет.
А есть ведь еще физиология. И тут вы можете натолкнуться на то, что читатели - и читательницы - вовсе не хотят от вас реалистичности. Героиня, у которой месячные - это вообще фу-фу-фу. Вот когда главный герой не может вотпрямщас проникнуть в башню злого Черного Властелина, потому что у него адски болит сломанная нога, и у вас это становится основой для сюжетного поворота, - это нормально, А когда героиня не может сделать ровно того же, потому что у нее месячные и болит живот, - да кто ж такое будет читать-то?
Можно, конечно, убрать все эти нюансы, и еще кучу других, включая все тот же досадный социально-исторический контекст. Но в итоге получается опять главный герой мужского пола, только носящий почему-то женское имя." (с)

Если бы речь шла об исторических романах, то это одно - хотя можно представить себе сколько угодно героев мужского пола, которым точно так же никто не спешит дать в руки меч, зато ограничивают свободу передвижения и колотят. Допустим, речь идёт про раба. Причём даже без романтической подоплёки юного воина, захваченного в плен, просто мальчик, родившийся в рабстве. И да, его вполне могут наказывать за невыметенный пол и учить варить суп - если это, так сказать, домашний раб. Но автор сразу выделила поле действия - фэнтези. Вот от этой печки и пойдём.
Итак, насчёт мечей, поварёшек, мальчиков и девочек. Во-первых, если речь уже пошла про волшебный меч, полученный от древнего старца, и пророчество, то, боюсь, его получатель априори выпадает за любые рамки нормы для этого мира. И может быть как юным героем, так и юной девой, или вообще старшим отпрыском такого-то рода в таком-то колене, или ребёнком, рождённым под лучом Волчьей Луны. Избранность - такая штука, что может перебить любые социальные нюансы. Во-вторых, у нас вообще-то фэнтези. А значит, правила мира зависят от автора, никто не может заявить, что в таком-то году такого-то века женщина воительницей быть не могла, и на то есть конкретные исторические доказательства. А может, в данном конкретном мире воин - понятие не пола, а касты, сиречь, всех детей данного происхождения обучают одинаково (а все пляски с возмущением вокруг Избранной не потому, что девушка, а потому, что не кшатрия, а чуть ли не вообще, тьфу ты, неприкасаемая)? А может всё ещё интереснее, и тут как раз девочкам вручают мечи, а мальчикам - поварёшки да веретёна? И мальчика как раз из дома без присмотра не выпускают, его, между прочим, ещё зажену выдавать, а вдруг дурная слава пойдёт, или, если красавчик, то похитят мальчишку. Мир фэнтези - мир авторский. По факту. И я промолчу о том, что в одной из легенд вполне себе нашего мира одному мальчику вручает боевое копьё Га-Болг, а заодно учит его воинскому искусству вовсе не древний старец, а воительница Скатах. И Кухулин был, возможно, лучшим, но не единственным её учеником.
Момент второй - насчёт угрозы изнасилования. Для начала, а кто сказал, что мужчине это вообще не грозит? Смотрим на околотюремный фольклор, на истории о морских нравах... и точно-точно ли герою это ни в коем случае не угрожает? Что подумает или не подумает читатель - момент отдельный, но вполне возможно, что в голове персонажа этот страх сидит. К тому же, повторяем ещё раз - у нас фэнтези. Нравы как мира в целом, так и конкретных противостоящих герою врагов полностью отданы на откуп автору. Возможно, перед героем нежить, которая убивает одинаково что мужчин, что женщин, и самое страшное, что ты потом, уже под командой некроманта, пойдёшь в родную деревню, уничтожать свою же семью. Или это местная секта божества запретных извращений, и им что мальчик, что девочка - все сойдут. Во власти автора показать, что героиню, в крайнем случае, убьют, но если уж решили взять в плен, то обращаться будут вполне благородно - не потому, что враги такие хорошие, а потому, что нельзя лишить огненного мага последнего оружия - самовзрыва, уничтожающего тех, кто на беду, подошёл к нему в тот миг ближе, чем на десять шагов. Да и, помимо изнасилования, существует достаточно много того, что можно проделать с персонажем в плену - искалечить, принести в жертву, призвав демона, подчинить его ментальному контролю. Так что герою любого пола может быть страшно попасть в плен. То, что герой - мужчина, отнюдь не делает его неуязвимым.
Момент третий - физиология. Да, можно сказать, что определённого рода фэнтези не любит реалистичности - но в нём фуфуфу окажется как героиня с месячными, так и персонаж любого пола с поносом. Не вписывается в рамки эпоса. С другой стороны, у того же Сапковского упоминание менструаций есть, и нельзя сказать, что от автора все читатели разбежались с визгом. Так что, пардон, вообще не аргумент. Можно упоминать, можно не упоминать. От того, что в аптечку женского отряда входят в том числе прокладки, не думаю, что героини станут лучше или хуже
И финал - самое прелестное, на мой вкус. То-есть если мы уберём социально-культурные ограничения и не будет угрозы изнасилования, тогда на выходе получим героя-мужчину, но с женским именем. Ну прелестно. Получается, если автор пытается создать мир гендерного равенства, он априори не может избразить женщину. И вот это меня больше всего бесит в таких рассуждениях. Потому что меня злит, когда женщину пытаются приравнять к жертве!

@темы: литература

15:15 

Тихо фигею

тварь, воспитанная книгами
Нет, я, конечно, понимаю, что деление литературы на "жанры" позволяет самые разнообразные подходы. Но когда я вижу, что Буджолд и Вебера относят к дамским романам, то рука прирастает к лицу. Не то, чтобы я настолько не любил и презирал дамские романы, но.... но.... вот причем здесь одно с другим? Или вещь с женщиной в главной роли априори дамский роман, и не важно, что основа там - война и политика, а любовная линия - далеко не главное. А уж если автор - женщина, то, конечно, она может написать исключительно дамский роман.

@темы: негатив, литература

23:24 

Бурчание про женские образы в фэнтези

тварь, воспитанная книгами
Разговоры о женских образах в литературе лично у меня зачастую вызывают одну картинку. Перед нами длинная довольно крутая лестница, ведущая к двери. По этой лестнице бежит вверх множество мужчин, женщин, детей, животных, роботов, инопланетян, в общем, всех и вся. Кто-то спотыкается, кто-то добирается до двери, проходит в нее и там его встречают с распростертыми объятиями.
На лавочке рядом с лестницей сидит группа товарищей и рассуждает, может ли героиня-женщина (да-да, по лестнице бегают персонажи книг) добраться до двери. Может. для этого ее надо переодеть в мужскую одежду? Или наоборот, сделать такой воздушной и женственной? Или ее судьба - быть лишь фоном? При этом ясно видно, что по лестнице в общей толпе бежит достаточно женщин, причем и в платьях, и в мундирах, и в лохмотьях. и в роскошных одеяниях. И хватает тех, кто прошли в эту дверь. Но критики продолжают свой спор.

читать дальше

@темы: литература

23:51 

Герой всегда прав?

тварь, воспитанная книгами

Найти еще одну книгу нравящегося автора всегда приятно. Еще приятнее если эта книга, пусть, может и не станет настолько же любимой, как первая, но тем не менее вполне зацепит и разочарованием не станет. Если "Джен Эйр" - одна из книг моего детства, то "Городок" Тигр нашел сравнительно недавно. И в таланте Шарлотты Бронте не разочаровался.
Пересказывать книгу - дело неблагодарное, и не стоит того. Но одним моментом оттуда мне хочется поделиться.
Где-то в начале книги главная героиня, Люси Сноу говорит о себе "Мне неизвестна такая напасть, как пылкое воображение". (Да, повествование в книге идет от первого лица.) Однако через некоторое время героиня рассказывает, что ее совсем не тяготит устоявшийся однообразный распорядок дня, так как в своих грезах она создала себе совсем иную жизнь, пышные чертоги мечты.
Любопытное противоречие, не находите. Конечно, читатель вправе возмутиться и спросить: неужели автор забыла о том, что писала? А можно задаться и другим вопросом - почему зачастую мы следуем словам репортера, не задумываясь, насколько это соотноситься с реальностью? Откуда берется уверенность, что герой всегда прав?
Понятное дело, что считать, что репортер злонамеренно вводит читателя в обман, как-то глупо. То есть если он говорит, что приехал в Лондон, вряд ли он это заявляет в своих мыслях исключительно дабы сбить с толку читателя. (Хотя если при этом выясняется, что над городом возвышается башня характерной формы, а вокруг говорят по-французски, уже можно подумать, не обманули ли бедолагу путешественника). Но далеко не всегда оценки себя, окружающих, своих и чужих поступков герой дает абсолютно правильно. Во-первых, он не всеведущ, и может делать вывод, исходя только из той информации, которая у него есть. Во-вторых, он - живой человек, со своими взглядами, предубеждениями, желаниями. И если герой описывает своего соперника в борьбе за сердце красавицы как исключительно аморального типа, но тем не менее на протяжении сюжета тип ничего дурного не совершает, наверно, стоит учесть, что герой мог быть пристрастен.
Если человек утверждает, что он изучает исключительно то, что нужно ему по работе, а прочим не забивает голову, но по ходу дела выясняется, что он обладает знаниями в самых разных сферах, весьма слабо связанных с его деятельностью, не лукавит ли герой? Кто-то пытается показаться хуже, чем он есть, кто-то - приукрасить себя. Стоит ли слепо верить герою, даже будь он единственным репортером?
И тем не менее регулярно получается, что на факты смотришь широко закрытыми глазами, даром, что они вполне помянуты. Но герой отмахивается от них, как от незначащих, и все. Герой-репортер назвал кого-то плохим, значит, он и есть плохой вне зависимости от поступков. Главный герой что-то делает, значит, он поступает правильно, даже если поступок, мягко говоря, неприятный.
И честно говоря, герои, которые заставляют думать, которые чего-то не знают. не понимают и на что-то закрывают глаза, мне больше нравятся, чем всеведущие репортеры с готовым списком правильных ответов. С ними просто интереснее.


@темы: литература

23:03 

Книги, читатели и воспитание

тварь, воспитанная книгами
Навеяно одной любопытной дискуссией о том, стоит ли в фильмах показывать откровенную чернуху. Фильмы я смотрю мало, посему размышлизм сбился на книги.

В принципе, Тигр - далеко не фиалочка, любит военную историю и с удовольствем почитывает книги о мрачном будущем из серии Вархаммер 40к. Но в то же время нагнетание чернухи ради чернухи меня трогает довольно мало. Как говорится, ваше право, господин автор, а я это кушать не буду. И что Тигра отталкивает особенно, так это нагнетание чернухи якобы в воспитательных целях. Мол, сейчас мы откроем глаза читателю на этот ужасный мир, покажем вот этот ужас, такой ужас и еще вот этот с подвывертом, и он поймет, как это плохо и ужасно. Не верю я в действенность данного метода, и вот почему.
Литература вовсе не обязана служить нравственным воспитателем. Но если говорить об этом аспекте, то для него нужен не только вложенный в книгу авторский посыл, но и готовность читателя этот посыл принять. Более того, иногда нравственный посыл находят там, куда его не вложили. Читатель - это соавтор (с), от его взгляда зависит очень многое. Что великолепно доказывает фанфикшен: один по достаточно примитивному мультику пишет глубокий, тонкий умный фик, другой сводит многозначную книгу к банальному "кто круче". Но это уже лирическое отступление.
Так вот, читатель должен быть готов к нравственному посылу. Если некто взял книжку, чтобы "пачитать пра крутое рубилово-махач-кровищщу", и вдруг после ее прочтения резко просветлился и стал тонко чувствующим гуманистом, то, пожалуйста, уберите этого автора от меня подальше, я его боюсь. Потому как сие пахнет реморализацией. Да, наверно, позитивной, и вместе с любовью к человечеству в меня не вложат неодолимое желание покупать десятки сникерсов, но я не люблю, когда кто-то забирается мне в голову. Кстати, в обратную метаморфозу мне тоже верится с трудом, посему страшные истории "Был такой хороший мальчик, но прочел книжку/посмотрел мультик/поиграл в игру и разом стал прямо монстром" взывают у Тигра здоровое ржание.
В нормальной же ситуации книга, даже самая лучшая, может дать толчок, может быть путеводной звездой, но исправляет человек себя сам. Нельзя сделать кого-то лучше, лучше можно только стать. Значит, читатель, готовый к такому исправлению, у нас уже человек, во-первых, думающий, чтобы воспринять этот посыл, а не пропустить мимо ушей, во-вторых, чувствующий, чтобы посыл был ему хоть сколько-то созвучен. А думающего и чувствующего человека не надо бить лопатой по голове и окунать в выгребную яму. До него обычно доходит без подобных упражнений. А излишние авторские старания на эту тему у него, скорее, вызовут тошноту. Которая является нормальной физиологической реакцией, но уж никак не показателем нравственного совершенствования.
Да, литература, даже с нравственным посылом, не может и не должна быть исключительно о розовых пони на радуге. Но и кучей грязи ей быть совсем необязательно, а зачастую вредно. Все-таки лучшие антиутопии - не те, где все плохо, плохо и очень плохо, а те, которые хоть на миг, на несколько страниц можно принять за утопию. ИМХО, "Мы" и "Скотный двор" талантливее, тоньше "1984". Именно потому, что в них есть этот великолепный момент - утопия, оборачивающаяся антиутопией. Иначе диалог автора с читателем напоминает бессмертное "Нэ надо - Сам нэ хочу." Автор старательно объяснил читателю, что не надо жить там, где страшно, жутко и ужасно. Так читатель и сам туда не рвался, он за комфорт, безопасность, мир и дружбу.
Так что в качестве воспитателя чернуха подходит довольно слабо. Особенно авторская чернуха, которая страшнее окружающей. Потому что в окружающем мире чернуха, конечно, есть, куда ж без нее, но автор в своем мире может доказать, что мир состоит только из нее. И мне не кажется, что подобное доказательство хоть на грош полезно читателю.

@темы: критика, литература

19:50 

Эти нечестные авторы!

тварь, воспитанная книгами
После некоторых рассуждений создается впечатление, что автор - это такая хитрая зараза, которому в подметки не годятся ни шулера, ни пиарщики. Судите сами, во-первых, авторы легко и непринужденно делают героев в глазах читателей хорошими или плохими. Например, автор говорит, что данный герой искренне любил свою супругу, не предавал друзей и ни разу в жизни не запинал котенка. И действительно, на протяжении всей книги персонаж этого не делает. Имиджмейкерство налицо. Или автор говорит: этот герой был конкретным подлецом, думал исключительно о себе и любил причинять боль ради развлечения. Вот откуда автору это знать? Может, герой был великий гуманист и мучил исключительно тех, кому нужно было болью очистить карму?! Но автор сказал, да еще и показал, прохвост этакий, как герой пытает невинного ребенка. Врет, врет, зараза!
Во-вторых, автор заставляет читателей любить героев. Вот просто берет и заставляет. Не иначе приворотное зелье подливает или только ни о чем не подозревающий читатель книгу открыл, а ему в нос ствол и вопрос: будешь любить героя N? Ну, бедный читатель и соглашается, деваться-то некуда. Обычно заставляют любить главных героев, иначе говоря, положительных. То они там опасное чудище убьют, то лекарство от болезни найдут. Вот вы читаете, радуетесь за спасенный от чудища народ, а ведь это все специально, чтобы вы героя любили искренней любовью. Ничего автор просто так, от чистого сердца не делает, все с тайной мыслишкой.
Как недавно выяснилось, некоторые очень хитрые авторы заставляют любить темных героев. То все его злодеем считают, а он на самом деле вдруг хорошим окажется, на которого напраслину возвели. Что значит: другие герои ошибались? Вы читателю говорили, что N плохой? Говорили, не отпирайтесь, на десятой странице герой А прямым текстом заявил: гад и сволочь! Вот и нечего читателей обманывать.
То вроде бы злодей, но возьмет и влюбится, или котенка из реки вытащит и домой возьмет, или проигравшего врага добивать не станет, отпустит, потому как дрался честно. Что значит: непростой у темного героя характер, сложная личность, всего намешано, и хорошего, и плохого? Он главному герою противник? Факт. Значит, нефиг тут котят спасать, любови разводить и благородство проявлять, должна быть исключительно злобность и тупость. А то вдруг читатель запутается, где у нас кто?
Да и вообще, что это за сентиментальщина: может, автор вообще данную личность злодеем или темным не считает. Кто ему, автору, дал право считать или не считать?! Все должно быть как в аптеке - вот главный герой, вот злодей, вот массовка. Герой геройствует, злодей злодействует, массовка кем-то из них восторгается, от кого-то страдает и дохнет. А всякие там сложные и неоднозначные личности - от лукавого.
В-третьих, авторы героям беспардонно подыгрывают. Персонаж двадцать раз по дороге мог утонуть, потерять Кольцо, попасться оркам на глаза и помереть, так нет же, дошел и даже Кольцо в нужный вулкан кинул, правда, с чужой помощью. Вернее автор его довел, потому как по-настоящему все должно быть не так радужно и благостно. Мы-то знаем, как оно по жизни случается: иногда просто на банановой шкурке подскользнулся, и ногу сломал. А тут и Кольцо до Ородруина донес, и живехонек. Или сказал герой своему идейному противнику, что нельзя с этими существами обращаться как с животными, они разумны, хоть и не люди - и вуаля, действительно разумные. Более того, даже к людям не враждебны. Естественно, на самом деле они должны были быть жутко агрессивными животными, но опять же автор подыграл. А сколько по мелочам подыгрывают! Вот почему бы герою в данный момент с лошади не свалиться? А он не падает.
Так что, люди разумные, как только открываете книгу, сразу говорите: не люблю, не верю, все ты врешь, не так оно было. А лучше, плюньте вы на эту литературу. И никакой автор вам тогда лапши на уши не навешает.

@темы: чем мы, ежики, не эльфы, литература, критика

19:04 

Стереотипы, фэнтези и Сумерки

тварь, воспитанная книгами
Прочитав рекомые "Сумерки", Тигр очень порадовался, что ему уже 24, а не на десять лет меньше, и он вполне может над горе-вампирятником поржать. Лет в 13 мне бы хотелось автора сожрать, причем отнюдь не за избыток сентиментальности или героев, испытывающих оргазмы от поцелуя. А за обман, за подсовывание вместо обожаемых мною вампиров непонятно кого. Причем Ольгу Громыко и догевских "упырей" принял бы за милую душу, хоть и с усмешкой (я-то знаю, что вампиры не такие). Лирическое отступление-воспоминание закончилось, начались размышлизмы.
Как бы не возмущались противники "набивших оскомину эльфов и орков", стереотипы в фэнтези и фантастике (впрочем, не только там) выполняют довольно важную роль: дают ориентиры. Если я не хочу в своей космоопере долго расписывать, из чего, собственно, стреляет мой герой, я называю это бластером. После чего читатель уже примерно представляет себе нечто размером с наш стандартный пистолет и стреляющее лучами. Если мне, автору, не хочется в своем фэнтези-мире всякий раз скрупулезно описывать, с каким конкретно обитателем сего мира герой столкнулся на улице, я обращаюсь к тем самым архетипным фэнтезийным расам, и фраза "по дороге домой он встретил яростно спорящих дварфов" уже имеет в голове читателя определенную картинку.
Естественно, в Кодексе у нас не законы, а советы и рекомендации. Ваши дварфы вполне могут быть местным аналогом хакеров, сиречь существами, не вылезающими из-за...эээ... инфокристаллов, общающимися на непонятном непосвященным языке и не слишком любящими физический труд, если это не присоединение новых девайсов к родному инфокристаллу. Главное, не забыть сообщить об этом читателю. Орк может стать солдатом Зла из армии Черного Властелина, от одного вида которого горожане хватаются за оружие, может быть обычным необделенным силушкой матросом или портовым грузчиком, а может, ваши зеленокожие - это древняя раса, посвятившая свою жизнь самосовершенствованию и боевым искусствам. Ваш мир - вам и карты (геополитические) в руки.
Но вот чего не терпит игра со стереотипами, так это подтасовки. Сиречь, попытки взять один образ и белыми нитками пришить к нему моменты из совсем другой сказки.
Догевские вампиры явно не родственники бессмертному графу Дракуле. Они просто-напросто еще одна раса, про которую люди насочиняли много страшилок. И с этого ракурса то, что Лен и его сородичи не боятся солнца и святой воды, питаются не только кровью и отражаются в зеркалах, смотрится вполне нормально - никто не обязан соответствовать рассказываемым про него сплетням.
"Сумеречные" Каллены тоже больше напоминают семейку суперменов, чем нормальных вампиров. Несмотря на факт инициации и своеобразную диету. И беда не в том, что автор показала гламурных и добрых вампиров, беда в том, что к ним вдруг ради оживления сюжета пытаются пристегнуть моменты из классического сюжета про кровососов. Когда Белла говорит "Мне безразлично, что ты вампир, я все равно тебя люблю", это, видимо, должно восприниматься как невероятная смелость и вызов устоям. Вот только вампир выглядит настолько милым и вежливым парнем, да еще и с особыми способностями, что девушку впору хвалить за разумный подход к выбору суженого. И чем настойчивей повторяется, что парень все-таки опасный хищник, тем больше читателю не верится. Потому что это хищничество не показано никак. Даже простым и тем не менее доходчивым способом из "Баффи" - когда лицо охотящего вампира превращается в жуткую пародию на самого себя, невольно задумываешься, а стоит ли водить дружбу с таким милым созданием. Но это было бы уже не гламурно.
И желание Беллы стать вампиршей тоже шока не вызывает, а аргументы против типа "Ты же не хочешь потерять душу" вызывают... улыбку, мол, рассказывай дальше. Потому что фиг с ним с солнцем, но Каллены не боятся ни креста, ни святой воды, и это уже показатель. Да, конечно, по жизни крестик может нацепить любая сволочь, но становление законченной сволочью вроде бы не лишает тебя души в прямом смысле этого слова. И если вампир не боится церковной атрибутики, то невольно задумываешься, а так ли высшим силам противен вампиризм?
Лично для меня эти попытки набросить на гламурного мальчика плащ Дракулы были, наверно, хуже всего остального. Потому что классическим сложившимся образам, сиречь архетипам можно следовать, не следовать, над ними можно даже подшучивать, но относиться стоит с уважением. Иначе получается не самобытное решение, а вот такая невнятная каша.

@темы: нарнская логика, литература, критика

14:45 

Прототипы и герои

тварь, воспитанная книгами
Один маленький факт, вызвавший долгие раздумья. В Таганроге есть интересная мемориальная табличка "В этом доме в такие-то годы жил инспектор гимназии А. Ф. Дьяконов - один из прототипов Беликова". Первый возникший у Тигра вопрос был даже не "Ну и зачем так человека ославили? Слово гения, конечно, словом гения, но на дом графа Воронцова пушкинскую эпиграмму никто прилепить не догадался." Кстати говоря, Дьяконов, по воспоминаниям современников, хотя действительно ходил круглый год в калошах и с зонтиком, но на человека в футляре не особо похож. Был строгим и ревностным служакой, никогда не отказывал в помощи, а по завещанию (умер он холостяком) все свои деньги отдал гимназии.
Но самым первым вопросом было "А зачем акцентировать внимание на прототипе Беликова? Беликов сам по себе хорош."
Поиск прототипа может быть увлекательной литературной игрой. Может что-то добавить к восприятию персонажа. Но порою за деревьями не видят леса, а за прототипом (настоящим или возможным) - всего остального.
Тот же "Человек в футляре" - это нечто большее, чем пародия на конкретного инспектора гимназии, если даже допустить, что герой списан именно с Дьяконова. Хотя любовь к дисциплине из трусости "Как бы чего не вышло" и любовь к дисциплине, потому что при беспорядке намного труднее сеять разумное-доброе-вечное - разные вещи. И есть хороший шанс, что искатели прототипа зацепились за зонтик с калошами и не увидели всего остального.
Более того, авторы нередко пользуются методом незабвенной Агафьи Тихоновны "к подбородку одного приставить нос другого, да добавить развязности от третьего". И даже не всегда делают это осознанно. Писатель живет не в вакууме, он запоминает какие-то яркие черты окружающих его людей, и вполне может потом наделять ими своих героев.
В современных спорах о прототипах есть особый нюанс: если искатели начинают подозревать, что герой списан с автора (как вариант, с авторского представления о мужчине/женщине своей мечты), на бедного творца обрушиваются как цунами. Герой или героиня умны, отважны, удачливы и в итоге получают заслуженную награду? Мэрисьююююю!!! Герой по сути своей обычный человек, заброшенный в водоворот пугающих и непонятных событий, который пол-книги мучается, не зная, как ему быть? Фи, автор вывалил на нас свои комплексы!
И на тему этих споров у меня примерно тот же вопрос: а какая разница, с кого списан персонаж? Можно искать в Майлзе Форкосигане черты самой Лоис Буджолд, можно их найти, но делает ли это сходство героя менее интересным? А если книга написана плохо, если приключения высосаны из пальца, а характер персонажа пляшет из стороны в сторону, поможет ли книге, что автор честно все из головы выдумал?

@темы: критика, литература

21:16 

Претензии литературные феерические

тварь, воспитанная книгами
Пополняю свою коллекцию - недавно наткнулся на два шикарных экземпляра.

Первая. Обсуждение Руппи из "Отблесков Этерны". Претензии были разные - мол, как он вообще мог собой рисковать, если матушка за него боится (парень - морской офицер, на войне уже побывал), как он мог, выжив после засады, скрыться, не предупредив матушку (видимо, дама не в курсе, что мобильников в Кэртиане пока нет, а ехать к замку и потом обратно - это лишний риск и потеря времени). Но самое феерическое: "Да вообще весь его план на коленке продуман. Если бы он не встретил монаха, так бы ничего и не добился, но автор любимцу подыграла."
Вот тут Тигр лег. Представив себе, как Вера Викторовна сначала бегает по монастырю в поисках жертвы, а потом тащит несчастного монаха на встречу с Руппи, попутно уговаривая помочь. А недогадливый парень все еще считает, что ему кэцхен покровительствует. Да нет, не кэцхен.
Да, люди, всякий раз, когда герой выживает, или ему удается рискованный план, это автор ему подыгрывает. Даже не удосужившись кинуть монетку на "удастся-не удастся". Вот просто берет и пишет, зараза такая. Более того, без желания автора этот рискованный план даже не пришел бы герою в голову, и самого героя бы не было.

Вторая. Сравниваются две книги, "Каменный хлеб" и "Вересковый мед". Цитата: бытовая история в "меде" как-то жизнеспособнее, особенно если убрать Америку, брата-инвалида (хотя что уж там - всякое бывает) и, наверное, самоубийство (про самоубийство - потом отдельно).
А "Ромео и Джульетта" вообще очень позитивная любовная история - если самоубийство выкинуть. А если в "Горбатой горе" одного из героев заменить на девушку, то в ней не будет никакого гомосексуализма. А если в "Аватаре" на'ви заменить на индейцев...
Короче говоря, АУ-фанфикшен по некоторым плачет. А книги все-таки лучше обсуждать целиком, а не подредактированные.

@темы: критика, литература

14:11 

Леонид Лиходеев "Трехногая табуретка"

тварь, воспитанная книгами
Пришелся очень в тему одной дискуссии, так что выкладываю. Кого достал фельетонофлуд, не беспокойтесь, на какое-то время он прекратится.

читать дальше

@темы: литература

15:49 

Леонид Лиходеев "Фиговые листья"

тварь, воспитанная книгами
Еще один фельетон хорошего мастера шестидесятых.

читать дальше

@темы: литература

16:06 

Леонид Лиходеев. "Клешня"

тварь, воспитанная книгами
Тот самый обещанный фельетон. Вещь шестидесятых годов, но вполне интересна до сих пор, а кое-что очень злободневно. Под катом много букв. Кого не пугает - вперед!
читать дальше

@темы: литература

15:30 

О придуманных героях

тварь, воспитанная книгами
У Эрл Грея вот здесь выложена интересная статья про ЕГЭ по литературе и вообще зачем нужна литература как школьный предмет и как ее оценивать. Пересказывать всю статью я не буду, но один пассаж оттуда меня очень заинтересовал и напомнил школьные дни.
"Почему Раскольников не покончил с собой, а Свидригайлов покончил жизнь самоубийством? Да потому что! Потому что так надо было Достоевскому — а Раскольникова со Свидригайловым никогда не было на свете, их писатель придумал… и спрашивать надо было так: почему для Достоевского было важно, что…"

У Тигра с написанием сочинений была одно проблема - Тигру герои книг казались живыми. Вернее, если персонажа не понравившейся книги или какой-нибудь комедии, где все слишком гротескны, еще получалось повертеть по всем правилам литературоведения, расписать почему автору нужен именно такой герой да что его образ символизирует, то с понравившимися все было намного сложнее. Ну живое оно.
В итоге сочинение про героев обычно выглядело феерически. Начиналось как полагается - "образ этого героя в произведении играет такую-то роль", упоминались всякие говорящие имена-фамилии, если таковые были. Дальше писалось как чувствуется, без особых упоминаний автора и с тем самым неправильным восприятием героя (хотя и со знанием текста). И в конце иногда делался тоже правильный вывод в стиле "Почему же Достоевскому было важно...". Если вовремя вспомню, а то порой и вывод делался "очеловеченный".
Тем не менее оценки были отличные. Правда, одно такое сочинение получил обратно с "десяткой" и комментарием: "Ты не критик, ты - писатель". Хорошая у нас была учительница.

@темы: тигровое, литература

13:34 

Наблюдение обсуждательное

тварь, воспитанная книгами
(Тигр опять залез в дискуссии о литературных героях)
Для некоторых разница между "бедный несчастный герой, надо пожалеть" и "гад, сволочь, акул, которого не бывает" не в том, что одному автор отсыпал полной горстью несчастий, а для второго приберег только плюшки. Просто бедный-несчастный жалуется, а акул - нет. И срабатывает простейшая логика "Не кричит, значит, не больно".
Уже не важно, какие именно трудности-несчастья устраивал автор акулу, и почему этот самый акул не кричит благим матом - то ли из гордости, то ли по жизни молчальник, то ли он не имеет права кричать. Генералы не бегают, в мирное время это вызывает смех, в военное панику. И впадать в истерику с воплями "Мы все умрем!" им тоже как-то нежелательно.
Более того, акулу обычно приходится самостоятельно выбираться из трудностей. И это ему тоже ставится в вину - мол, автор красиво провел любимчика по испытанию, чтобы показать, какой тот замечательный. Не важно, сколько обрывков шкуры герой оставил а стенках лабиринта, главное, он из него выбрался. Значит, плохой-нехороший-несуществующий.
Но самое забавное, что когда акул совершает какую-то ошибку или влипает так, что нуждается в чужой помощи, он отнюдь не становится "близким и родным". Хотя, казалось бы, реалистичность образа доказана - живой человек, со своими слабостями. Но нет, его еще как следует попинают за эту слабость. Вот он такой замечательный, а не смог, не справился, не учел. А должен был!!!
Зато персонаж, регулярно и громко жалующийся на судьбу, может позволить себе любые промахи и ошибки, и тем не менее собрать вокруг себя желающих утешить и пожалеть. Да-да, тот самый Дикуша Окделл. Когда его поклонники обрушиваются с гневными филиппиками на Рокэ, Валентина, Робера, Айрис, создается впечатление, что все вышеперечисленные живут в шоколаде и мармеладе, а проблемы и трагедии возникают исключительно на пути Ричарда.

@темы: нарнская логика, литература

19:10 

Для любителей морали

тварь, воспитанная книгами
И особенно для неподражаемой kate-kapella, выкладываю морали в стихах из "Сказок Матушки Гусыни". А то этот ужасный Дисней и безнравственные современные книгоиздатели, можно сказать, просто развращают подрастающее поколение. Сказку детишкам показали, а мораль - нет.

Спящая красавица
мораль

Синяя Борода
мораль

иная мораль

Кот в сапогах
мораль

иная мораль

Волшебницы
мораль

иная мораль

Рике с хохолком
мораль

иная мораль

Мальчик с пальчик
мораль

@темы: литература, сказки

13:05 

Опять и снова

тварь, воспитанная книгами
Откуда у людей мнение, что главная ценность литературы - как можно более четкое отражение реальности? Опять наткнулся: "Вот герой, у которого множество возможностей, нам кажется, что он совсем не раскрыт, а его в следующей главе убьют. И это будет прекрасно и интересно, потому что в жизни умирают именно так - не закончив дела, абсолютно неожиданно."
Дело даже не в том, что кому-то от смерти героя будет больно. Если герой нравится, то и при полностью оправданной и обоснованной гибели у читателя будет сжиматься сердце. Более того, если персонаж умер, а никто из читателей совсем ничего не почувствовал, то либо умерла полная и конкретная сволочь, либо герой откровенно не удался.
Дело в другом: литература - это не реальная жизнь. У нее свои законы и условности. Мы спокойно воспринимаем, что автор сообщает нам мысли героя (а то и не одного), хотя по жизни вряд ли обладаем телепатией. Мы позволяем автору описать некий отрезок времени короткой фразой "прошло две недели", хотя герой эти дни не проспал в летаргии - он вставал, завтракал, шел на работу итд. Но почему-то никто не требует, чтобы каждый день персонажа был описан в мельчайших подробностях. Наоборот, нагромождение ненужных деталей может стать минусом книги. Тогда какого игрека оборванная сюжетная линия считается плюсом?
Нет, автор вправе закончить жизнь героя шальной пулей. Вправе даже убить героя на десятой странице, а раскрытие образа давать ретроспективой - "каким он парнем был". Но если персонаж не статист, то в его появлении и уходе из сюжета должна быть какая-то логика.
Любопытно, сочтут ли поклонники "отраженчества" прекрасным и интересным такой сюжет: бизнесмен Михаил Иванов в своем офисе ждет звонка от инженера Николая Петрова. Петров должен дать ответ: реально ли сейчас запустить в производство некий новый прибор, который произведет революцию в лечении слабого зрения. Описывается волнение бизнесмена, его восхищение гением Петрова и раздражение - ну когда этот гений станет пунктуальным! Дается какая-то ретроспектива дружбы этих двоих со школьной скамьи. Страницы две в таком духе. Третья страница: Василий Сидоров попал в аварию и со сломанной ногой доставлен в больницу. Точка, конец рассказа.
И, между прочим, очень жизненно: пока в офисе человек ждал звонка, на этой же улице другой человек мог попасть под машину. Но чут мое сердце, что мало кого обрадует и повисшая история прибора, и невесть откуда выпрыгнувший Сидоров.

@темы: литература, критика

18:26 

Героям бывает слабо

тварь, воспитанная книгами
Сила человека часто заключается в том, чего он не может сделать, а не в том, что он может. (с) Марина Цветаева.

Знакомая по фэнтези ситуация: у "злых" есть какое-то заклинание (артефакт, ритуал, прием), который считается для нормальных существ запретным. Потому что действие больно эффективное, потому что душу разрушает, короче, на Темную Сторону вещь эта ведет. Злыдни, конечно, на запрет плюют и заклинание используют, ну так на то они и злыдни. Но когда герой, заявленный "добрым-светлым", тянет к этому лапки, меня передергивает.
Я не о ситуации "падения" героя. Не все, что светлым кажется, таковым является, это понятно. Я даже не о том, когда герой в пылу схватки врезал, чем мог, а потом с ужасом понял, что именно он натворил. Но если этот светлый использует запретную вещь и спокойненько бежит по сюжету дальше как ни в чем не бывало, сохраняя всю белизну и пушистость, у Тигра шерсть встает дыбом.
ИМХО, в такой момент само понятие "доброго героя" исчезает. Остается нормальная такая война за то, кто первым схватит самую тяжелую дубину. Очень жизненный принцип "Цель оправдывает средства". И персонаж - молодец, ему не слабо страшную штуку использовать. Только вот доброму было бы слабо.
Бывает и более реалистичный вариант, без черных артефактов. Вот попадает у нас "изнеженный горожанин" в более грубую жизнь. Куда попадает, не суть важно: на Клондайк, по примеру героев Джека Лондона, али в другое время/другой мир, по примеру нынешнего "Мужского Клуба". Суть, в принципе, одна и та же: изначально попавший герой достаточно слаб, неприспособлен к новой жизни и задумывается на тему "ну и попал же я", но с ходом сюжета крепнет и встает на ноги. А так как мир у нас жесткий и грубый, то пока он крепнет, находятся любители еще неокрепшее существо попинать с фразой "Мне не слабо. А тебе слабо?!"
Герой, как полагается герою, все-таки силу обретает. И заявляет: "Нет, ребята, мне не слабо." Только у кого-то в сие "не слабо" попадает: долгий переход по Белому Безмолвию/наравне с местными сидеть на веслах на драккаре/опасного врага в бою свалить, ну и встряхнуть за шкварник издевавшихся. А у некоторых к сему списку вдруг добавляются женщину ударить, над рабом/пленником поиздеваться. Ну а что, местные же так делают. Или самому не пачкаться, но с такой философской улыбкой признать: чего тут дурного, норма жизни!. Да, раньше меня от этого воротило, но я же изнеженным был, слабым.
Понять вторых тоже можно "С волками жить - по-волчьи выть". Да и издевательства характер портят. Но безмерно злит, если автор продолжает утверждать, что сей "бывший слабый" лучше тех, к кому попал. Ни к чертям он не лучше. Потому что герой не только стал сильным. Он даже не озверел - оскотинился.
Причем разницу между озверением и окотиниванием очень хорошо показывают как раз писатели, по-настоящему умеющие писать жестко. У того же Джорджа Мартина - разница между Джоном Сноу и Теоном Грейджоем. И получается, что в жесткой книге, где чувствуется, что добрым быть не сегда вознаграждается, а зачастую просто опасно, добро есть. А в якобы светлой - нет.

@темы: критика, литература

18:26 

Мартин, ожидания и тараканы

тварь, воспитанная книгами
Перечитываю "Песнь Льда и Пламени", жду следующую часть, бегаю на форум за спойлерами. Последнее делаю абсолютно зря, потому что раздразненный тигриный аппетит - это страшная вещь. А одной (ну даже двух-трех) спойлерных глав, увы, хватает лишь на дразнение. В итоге Тигр неприкаянным призраком бродит по форуму и только что не троллит. А троллить хочется, потому что некоторые высказывания и пожелания книге вызывают у меня сначала офигение, а потом желание доказать, что мои тараканы круче, чем твои тараканы.
Но из остатков гуманизма буду выпасать своих тараканов здесь. Итак, усатые, на выход!

Офигение номер раз: постоянное требование непредсказуемости сюжета. Причем полной и абсолютной. На уровне "Если Джон действительно окажется Таргариеном, сыном Рейегара и Лианны, это будет фи, фаны такой ход уже просчитали."
ИМХО, по непредсказуемости, по неожиданным поворотам сюжета Мартин и так "впереди планеты всей". Более того, несмотря на щедро рассыпанные по книгам подсказки, некоторые повороты все равно оказываются сюрпризом. Потому что правильно истолковать пророчество, сон, или чье-то брошенное слово - тоже искусство. Но это работает при нормальном чтении всей эпопеи: дочитал книгу, взял другую и так до победного. А если все зависло на середине, и следующую книгу приходится ждать пару лет, то фанаты раскопают любое возможное продолжение. Хотя бы банальным перебором вариантов. И честно, между угадывающимся, но логичным продолжением/финалом и финалом по принципу "а вот надо завернуть, и плевать на все, ранее написанное", я выберу первый. Хоть он и более предсказуем.

Офигение номер два: "Зачем нам эта Дейенерис? Вот пусть ее кто-нибудь придушит, чтобы и непредсказуемость была - главную героиню убили, и интересней станет. А то Матерь Драконов в книгу не вписывается".
По мне, звучит сие примерно так: "Прочел Братство Кольца. Интересная книга, но вот Фродо какой-то дурацкий главный герой, Ничего особенного не умеет, не воин, не даже на вора не тянет. Еще это Кольцо непонятное. Пусть Фродо прибьют орки, Кольцо утонет в речке на тысячу лет, а следующая книга будет, как Арагорн и Боромир сражаются с орками и прочей нечистью и параллельно делят власть над Гондором".

Офигение номер три: "Мир Мартина - мир уродов и калек." Причем поразила не столько сама заявка - товарищей с альтернативной внешностью у Мартина действительно хватает, человеку с тонкой натурой читать такое может быть сложно. Хотя меня, ообым эстетством не страдающего, сильно не задевало. Поразило, сколько героев вдруг оказались калеками и уродами.
Доран Мартелл. Да, страдает подагрой. Человеку где-то под шестьдесят, по вестеросским меркам возраст уже почтенный. Так ли удивительно, что со здоровьем у него не ахти? Конечно, у Мартина есть такие зубры, как Джиор Мормонт или Барристан Селми, которые и в старости вполне бойцы, о они если не исключение, то и не правило. А по такой логике любой старик,та же леди Оленна, попадает в калеки.
Джон Сноу. Причина: шрам на лице. Если верить переводу, шрам не из особо жутких, если о нем говорится "еще виднелся след от раны". И вообще, для воина шрамы, увы, норма. Жить он Джону точно не мешает, почему вдруг страшное уродство?
Сэм Тарли. Причина: полнота и неуклюжесть.
Перечислять дальше не хочется, но у меня сложилось впечатление, что в понимании некоторых человек просто обязан быть красив и молод. Если этого нет, увы, тебе в список.

@темы: имхо, литература

23:02 

Талант читателя

тварь, воспитанная книгами
Читатель - это соавтор (с) Марина Цветаева

О том, что литература - процесс обоюдоострый, и предъявляет требования не только к писателю, но и к читателю, говорилось не раз и не два. Про писательский талант говорилось не меньше. Захотелось порассуждать о таланте читателя.
NB. Приведенная ниже классификация, как любое типирование, схематична и слегка утрирована.
Итак, начнем с самого низа:
1. Читатель бесталанный.
Читать он не умеет. Вернее, складывать буквы в слова семья и школа научили, а вот с пониманием текста проблемы. Он смотрит в книгу и видит там только то, что ему хочется. Вопросы, которые автор ставит читателю, могут идти в топку - напрягаться и думать мы не любим. Тонкости и нюансы - тоже лишнее, половину из них он просто не замечает, другая половина его не устраивает. Если автор не взял малярную кисть и не написал на пол-главы ГЕРОЙ - ХОРОШИЙ, нам ничего не стоит пририсовать герою рога и фингал самые неприятные качества. Впрочем, малярная кисть тоже не дает стопроцентной защиты.
Бесталанный читатель постоянно пополняет Библиотеку Менина. Там поселяется завистливая, расчетливая и равнодушная интриганка Айрис Окделл. Рядом с ней оказывается Кейтилин Старк, которая совсем не любила своего мужа, просто прикидывалась. В общем, соавторство бесталанного читателя порождает целую Кунтскамеру уродцев. Опровергнуть его выводы нереально - он так читал.

2. Читатель-ремесленник (Редактор)
Он читает именно ту книгу, которую взял. Более того, он очень внимателен к тексту. Он замечает опечатку, не там поставленную запятую, малейшее отступление от матчасти. Тонкости сюжета опять же проходят мимо.
Его мало волнуют переживания героев Вальтер-Скотта. Зато важно, чтобы Торкилстон выглядел как полагается старому английскому замку конца XII века, и был взят по всем правилам осады. И, естественно, чтобы все это было грамотно описано.
В некотором роде читатель-ремесленник прав. О чем мог или не мог подумать герой, материя тонкая - какая только мысль порой не придет в голову. Зато орфография, исторические факты и вообще матчасть - вещь строгая и незыблемая. Если автор, описывая римскую трапезу, ставит на стол картофель, он глубоко не прав.
К сожалению, если подходить к художественой литературе исключительно с таким мерилом, то ее вершиной должна считаться энциклопедия. С другой стороны. своевременное вылавливание ляпов и блох полезно, чтобы они вдруг не превратились в живучий миф.

3. Читатель талантливый
Он вчитывается в книгу, стараясь ее понять. Вместе с героями проходит по дорогам сюжета, сопереживая им, обдумывая и делая выводы. Ему интересно задуматься, почему Мастер не заслужил Света, но заслужил Покой, в какую ловушку загнал себя Фауст, почему мудрая и храбрая Галадриэль не взяла Кольцо и зачем стольким хорошим героям потом пришлось уходить за море.
Талантливый читатель вовсе не всеяден и не легковерен, он способен открыто сказать о халтуре, что она - халтура. Но прежде чем критиковать, прочтет книгу. Он (мы же об идеале, да) способен различать "нравится-не нравится" и "хорошая вещь - плохая вещь". Он не боится признаться, что этот автор/жанр/стиль ему не нравится, не придумывая для этого всевозможные обвинения. Просто не сложилось, по крайней мере, в этот раз.
Короче, он - тот, ради кого стоит писать.

4. Читатель сверхталантливый (доверчивый)
Любопытная разновидность предыдущего типа. Он тоже верит автору, а не подходит к книге с лупой, готовясь выискивать неточности. Он не требует от писателя механики полета дракона и чертежа двигателя межзвездного корабля. Но его вера абсолютна.
Пока на пути доверчивому читателю попадаются талантливые и ответственные писатели, все великолепно - это прекрасный пример соавторства. Ему так же нравится размышлять над задумками и ловить намеки. Проблемы начинаются, когда появляется халтурщик.
Увы, у доверчивого читателя примерно такое же понятие о халтуре, как у рафинированной викторианской дамы - о рационе жителей Меланезии. Она вполне могла слышать, что там, ужас!, едят человеческое мясо. Но это все где-то там, и на уровне страшной детской сказки про великана. Дама просто не сможет себе представить, что ее сосед, пусть даже личность не самая приятная и довольно странная, мог, будучи в Южных морях, пробовать человечину. Так и доверчивый читатель мало способен признать то, что он читает, халтурой.
Он читает. Видит, что сюжет какой-то непонятный, герои картонные, поступки необоснованы ничем. И искренне решает: я чего-то не понял. Надо лучше вчитаться. Вчитывается, вчитывается, и наконец, находит то место, где, по идее, должна была быть вешка развития героя. Да, эта вешка гениально лаконична и составляет ровно два предложения, но я ее нашел. Значит, в первый раз читал невнимательно.
В итоге он находит практически все тонкости сюжета. Проблема в том, что автору эти нюансы и во сне не снились. Автор спокойно сляпал тварение, отдал его редактору и на сем успокоился. А сверхталантливый читатель, как истинный соавтор, лепит из этого конфетку. Если послушать книгу в его пересказе, то перед нами вполне интересное произведение. А читавшие переглядываются и думают: почему этот умница хвалит такое?

Классификация ждет пополнения.
Upd.
5. Читатели-буддисты .
Сам текст им важен лишь как объект медитации. Для настоящей медитации объект сосредоточения не столь важен. Можно сосредотачиваться на камешке или на травинке, можно сосредотачиваться на дырке в отхожем месте - не важно! Важно то, что ты открываешь для себя вслед за сосредоточением. Такие читатели читают по-сути себя и создают свое, и видят больше, чем есть, подобно тому, как за падением яблока Ньютон увидел закон всемирного тяготения. (с) Вивиана О.

@темы: литература, имхо

Логово Огненного Тигра

главная