08:12 

Доступ к записи ограничен

Миранда Элга
Два кармана стрижей с маяка\...- Четыре месяца я не снимал штаны. Просто повода не было.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:37 

Посвящается Кэрри Фишер

Starsword
Thorn and Fire!
Принцесса
постарела на тридцать лет,
сменила белое платье
на форму хаки,
в волосах седина проступила,
как соль на камне у моря -
того самого моря,
что расплескалось и испарилось,
когда в него ударил луч со Звезды Смерти.
Принцесса щурится, глядя в экран, -
контуры схем расплываются,
если она забывает очки.
Отражение в зеркале
тоже видно нечетко,
оно постарело
вместе с принцессой,
вот только
глаза
все те же.
Связистка в штабе
восторженно смотрит на генерала
и мечтает
не о белом платье,
а о об умении
метко стрелять
и командовать флотом.
Ей девятнадцать лет,
она воображает себя принцессой...

@темы: стихи

22:33 

lock Доступ к записи ограничен

Darian Kern Rannasy
С вами говорит автоответчик...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

18:46 

Доступ к записи ограничен

Ронсаар
Всё зло этого мира есть результат метафизической ошибки
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

07:05 

Доступ к записи ограничен

Миранда Элга
Два кармана стрижей с маяка\...- Четыре месяца я не снимал штаны. Просто повода не было.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:04 

for those we can yet save

Лаэ
"And the world has now completely and utterly ceased to be bound by the laws of logic." (FF XIV)
Между тем летняя ФБ закончилась и деанонилась, все три мои команды (Final Fantasy, хорроры, Obsidian) успешно добрались до финиша, так что буду постепенно переносить.

В команду финалки я, что предсказуемо, пошла ради четырнадцатой.
(Сказали, что нас отпустят, но нас не отпустило, ага. Square Enix why.)
Warning: cпойлеры к сюжету Heavensward вплоть до начала Stormblood.



Память щелкает костяшками домино – у меня был друг, смешной, боевой, шальной. Подарил мне птицу, черную, будто ночь (и летала птица выше семи ветров), был со мною и в мороз, и в палящий зной, на двоих мы пили искристое вино и жевали черствый хлеб у чужих костров.

И куда теперь судьба его завела? На горе, где лед не тает и ночь бела, он лежит, и скалы лучше клыкастых псов стерегут его спокойный и вечный сон. На погосте ждут невянущие цветы.

Я гляжу вперед, и руки мои пусты.

Говорят, что, мол, отчаянье – смертный грех. У меня была подруга – храбрее всех, шла в огонь, а под ногами росла трава, руки вскинет – и как будто обнимет мир, говорила и с драконами и с людьми. Становились сказки былью в ее словах.

Где теперь она? Серебряный, звонкий снег рассыпается дождинками по весне. Грозовые вихри носят ее мечты и крылатой тенью кажутся с высоты. Облака уходят прочь, небеса чисты.

Я гляжу вперед, и руки мои пусты.

Что рубашку зашивать, раз в груди – дыра? У меня серьезный, тихий был старший брат. Знал легенды про скитальцев и про богов, научил меня, как взглядом зажечь свечу, даже в битвах никогда не носил кольчуг, но стоял бесстрашно – прямо перед врагом.

Он сказал мне «Уходи», не сказав «Прощай». Вот стальная клетка, прутья ее трещат – в клетке зверь, слепая ненависть, громкий рев. А засов у клетки – сердце, и боль, и кровь. Между солнцем и луной пролегли мосты.

Я гляжу вперед, и руки мои пусты.

Время дразнится, минуты длиннее дня. Все вы умерли, спасая меня – меня! Каждый стал моей опорой, плащом, щитом... только я вас никогда не просил о том. Эй, Кристалл, пречистый свет, не молчи, ответь; неужели путь героя – по трупам вверх?..

Лучше б я шагал по кольям и по ножам.

Я смотрю под ноги – ноги мои дрожат.

Только с ветром, прилетевшим издалека – словно чьи-то руки снова в моих руках, словно теплая ладонь на моем плече, что-то крохотное... Ярче, чем сто ночей, горячее, чем домашний родной очаг, и прочней любого яростного меча. Вы со мною – дуновение, память, смех, и отходит, отступает на время смерть. Вы – моя частичка, сила, моя душа.

Я гляжу вперед.
И делаю первый шаг.

21:35 

вах-вах-ваха

Badb Catha
Если хочешь говорить с камнями - научись молчать (C) Калевала
Михаил Савье как обычно додает годноты. Респект!


И из закромов всякое

@музыка: Battle Royale By Apashe

@темы: It's the Heresy Time, пепел Просперо, галерея, Waha40k

23:03 

lock Доступ к записи ограничен

Darian Kern Rannasy
С вами говорит автоответчик...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:00 

lock Доступ к записи ограничен

Darian Kern Rannasy
С вами говорит автоответчик...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

11:08 

Badb Catha
Если хочешь говорить с камнями - научись молчать (C) Калевала
Если вы любите Нольвен Леруа, то вам точно понравится Сесиль Корбель.

@темы: к истокам, легендариум, музыкальная шкатулка, родом из Ирландии

15:29 

Сейчас читаю...

Kroiddilad
Слишком строга.
...Мариан Фредриксон - роман "Анна, Ханна и Юханна". История семьи - бабушки, матери и дочери, просто о жизни.
Попалась она мне случайно: взгляд упал на полку с книгами в FixPrice.
Начинала читать ещё в мае, но отложила и долго не могла снова взяться. Потому что первая сцена - дочь у постели умирающей матери - практически предвосхитила события в моей семье. Наконец я поборола самовнушение - и продолжила чтение. Действительно, бросить было бы жаль.
Сообщают, что автор написала всего 13 романов, и переведены они на 40 языков. Я, к сожалению, встретилась с ней впервые. А вы читали Мариан Фредриксон?

@темы: Книги

13:16 

7 забытых русских романов эпохи "Евгения Онегина"

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Оригинал взят у в 7 забытых русских романов эпохи "Евгения Онегина"
Что стояло на книжной полке у тех, кто читал «Онегина»? Разумеется, сочинения французов -- Руссо, Корнеля, Лафонтена, стихи Байрона, романы Вальтера Скотта, книги Шиллера и Гёте. Но это все импорт, импорт! А из наших с чем было сравнивать этот роман? Почему он стал бестселлером? Вспомним-ка русские романы, которые были популярны в первую треть XIX века -- и поймем, почему.

читать дальше

Отрывок из повести «Аммалат Бек»


«ПОСЛЕДНИЙ НОВИК, ИЛИ ЗАВОЕВАНИЕ ЛИФЛЯНДИИ В ЦАРСТВОВАНИЕ ПЕТРА ВЕЛИКОГО»

Фотография: аукционный дом «Совком»


Автор: Иван Лажечников
Дата публикации: 1831–1835


Этот роман стал первым историческим романом Ивана Лажечникова. Словом «новик» в царское время называли новобранцев. Главный герой Вольдемар — незаконный сын царевны Софьи и Василия Голицына — участвовал в покушении на Петра I и бежал за границу. Однако со временем его отношение к царю изменилось, и Вольдемар попытался искупить свою вину перед ним. Поскольку вернуться на родину главный герой не мог, он служил на благо страны тайно и помог русским победить в Лифляндии. «Последний новик» сделал Ивана Лажечникова одним из самых популярных авторов своего времени.


«Так несся более двух часов конный отряд, вверенный таинственному вожатому. Густой туман все еще лежал по земле; свет месяца не ослабевал. Вольдемар оглянулся кругом. Впереди было несколько рощиц и пригорков; кое-где, сквозь густые пары, окутавшие землю, мелькали огненные пятна, которые загораживали иногда маленькие тени. Он остановился, за ним весь отряд по свисту Мурзенко. С помощью переводчицы Ильзы Вольдемар объяснил татарскому начальнику, а этот передал, кому нужно было, что они сделали от Нейгаузена близ шести миль».

Отрывок из романа «Последний новик, или Завоевание Лифляндии в царствование Петра Великого»


«СЕЛО МИХАЙЛОВСКОЕ, ИЛИ ПОМЕЩИК XVIII СТОЛЕТИЯ»

Фотография: аукционный дом «Империя»


Автор: Варвара Миклашевич
Год создания: 1828–1836


Роман Варвары Миклашевич «Село Михайловское, или Помещик XVIII столетия» посвящен одной из вечных тем — несчастливой любви. Действие происходит в XVIII веке, в среде старых помещиков. В произведении полно приключений и невероятных поворотов сюжета в духе Вальтера Скотта, однако сюжет затянут. Прототипами некоторых персонажей Варвары Миклашевич стали ее знакомые декабристы Одоевский и Рылеев, а также Александр Грибоедов. Цензура не допустила роман до печати, но он ходил в рукописях и был очень популярен у читателей. Полное издание книги вышло только в 1860-е годы.


«Ты была для меня единственною отрадою во всех скорбях, которые чистая и простая душа твоя постигнуть не умела. Да сохранит тебя Судия праведный и подкрепит за твою невинность! Молись за меня, мой друг! Береги наших младенцев, утешайся ими и прости в них отца, нанесшего тебе столько горестей».

Отрывок из романа «Село Михайловское, или помещик XVIII столетия»




Вообще "Монастырку" и про незаконного сына царевны Софьи надо почитать. По рецензии судя это мой цвет-мой размер.

@темы: Книги

21:27 

lock Доступ к записи ограничен

Darian Kern Rannasy
С вами говорит автоответчик...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:49 

***

Акша Таквааш
дивная тварь из дивного леса
Память щелкает костяшками домино – у меня был друг, смешной, боевой, шальной. Подарил мне птицу, черную, будто ночь (и летала птица выше семи ветров), был со мною и в мороз, и в палящий зной, на двоих мы пили искристое вино и жевали черствый хлеб у чужих костров.

И куда теперь судьба его завела? На горе, где лед не тает и ночь бела, он лежит, и скалы лучше клыкастых псов стерегут его спокойный и вечный сон. На погосте ждут невянущие цветы.

Я гляжу вперед, и руки мои пусты.

Говорят, что, мол, отчаянье – смертный грех. У меня была подруга – храбрее всех, шла в огонь, а под ногами росла трава, руки вскинет – и как будто обнимет мир, говорила и с драконами и с людьми. Становились сказки былью в ее словах.

Где теперь она? Серебряный, звонкий снег рассыпается дождинками по весне. Грозовые вихри носят ее мечты и крылатой тенью кажутся с высоты. Облака уходят прочь, небеса чисты.

Я гляжу вперед, и руки мои пусты.

Что рубашку зашивать, раз в груди – дыра? У меня серьезный, тихий был старший брат. Знал легенды про скитальцев и про богов, научил меня, как взглядом зажечь свечу, даже в битвах никогда не носил кольчуг, но стоял бесстрашно – прямо перед врагом.

Он сказал мне «Уходи», не сказав «Прощай». Вот стальная клетка, прутья ее трещат – в клетке зверь, слепая ненависть, громкий рев. А засов у клетки – сердце, и боль, и кровь. Между солнцем и луной пролегли мосты.

Я гляжу вперед, и руки мои пусты.

Время дразнится, минуты длиннее дня. Все вы умерли, спасая меня – меня! Каждый стал моей опорой, плащом, щитом... только я вас никогда не просил о том. Эй, Кристалл, пречистый свет, не молчи, ответь; неужели путь героя – по трупам вверх?..

Лучше б я шагал по кольям и по ножам.

Я смотрю под ноги – ноги мои дрожат.

Только с ветром, прилетевшим издалека – словно чьи-то руки снова в моих руках, словно теплая ладонь на моем плече, что-то крохотное... Ярче, чем сто ночей, горячее, чем домашний родной очаг, и прочней любого яростного меча. Вы со мною – дуновение, память, смех, и отходит, отступает на время смерть. Вы – моя частичка, сила, моя душа.

Я гляжу вперед.
И делаю первый шаг.


Лаэ.

Отсюда.

@темы: стихи

19:18 

lock Доступ к записи ограничен

Эрл Грей
Þræll einn þegar hefnist en argur aldrei.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:12 

Доступ к записи ограничен

Миранда Элга
Два кармана стрижей с маяка\...- Четыре месяца я не снимал штаны. Просто повода не было.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

17:22 

Доступ к записи ограничен

Ricdin
а ты пробовал не быть мутантом?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:37 

Доступ к записи ограничен

Elghana
В твоем словаре нет слова "Ересь", есть только слово "возможность"... (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

18:42 

Доступ к записи ограничен

Миранда Элга
Два кармана стрижей с маяка\...- Четыре месяца я не снимал штаны. Просто повода не было.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:39 

Доступ к записи ограничен

Mark Cain
вера в то, что где-то есть твой корабль(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

Логово Огненного Тигра

главная